Что такое профессиональное преступление медицинских работников

Опубликовано: 17.07.2024

С каждым годом в России количество уголовных дел, связанных с «врачебными ошибками»1, непрерывно растет. Согласно статистическим данным Следственного комитета Российской Федерации, если в 2016 году было возбуждено 4947 таких дел, то в 2017-м их количество увеличилось до 6050, а в 2018 году достигло отметки в 6600. Явная тенденция к увеличению числа жалоб пациентов в правоохранительные органы, возбужденных уголовных дел в отношении медицинских работников и количества переданных в суд уголовных дел вызывает серьезные опасения со стороны профессионального сообщества.

При рассмотрении основных составов преступлений следует сразу отметить, что каждый случай возбуждения уголовного дела в отношении медицинского работника требует индивидуального анализа действий соответствующего сотрудника, поскольку сама по себе медицинская деятельность является достаточно сложной (комплексной).

При анализе преступлений, совершаемых медицинскими работниками, необходимо учитывать специальный субъект данных преступлений – медицинского работника. Преступные деяния, которые могут быть совершены и иными лицами, не обладающими специальным медицинским статусом, нельзя рассматривать как входящие в исключительную группу «медицинских преступлений».

Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» право на осуществление медицинской деятельности в РФ имеют лица, получившие медицинское или иное образование в РФ в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста, полученное в соответствии с Порядком проведения аккредитации специалистов, утвержденным приказом Минздрава России от 02.06.2016 г. № 334н.

К специальным составам преступлений, которые предусмотрены в отношении медицинских работников, на наш взгляд, следует отнести следующие составы:
– часть 2 статьи 109 УК РФ – причинение смерти по не-осторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
– часть 2 статьи 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
– часть 4 статьи 122 УК РФ – заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
– часть 1 и часть 2 статьи 124 УК РФ – неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, либо если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью;
– часть 1 и часть 2 статьи 238 УК РФ – производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

По данным составам преступлений действия медицинских работников всегда характеризуются неосторожной формой вины (субъективная сторона), которая подразделяется на легкомыслие и небрежность. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015 г.) Верховный Суд РФ применительно к части 2 статьи 109 УК РФ разъяснял2, что ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей является полное или частичное несоответствие профессиональной деятельности официальным требованиям или правовым предписаниям.

То есть обязательным условием для привлечения медицинского работника к уголовной ответственности является установление правовых предписаний, регламентирующих деятельность работника в сфере медицины («акушерство», «гинекология», «косметология» и т.д.). Отсутствие правовой регламентации свидетельствует и об отсутствии самого общественно опасного деяния, поскольку в таком случае нельзя установить отношение лица к тем или иным правовым предписаниям (профессиональным обязанностям).

Так, в одном из дел, рассматриваемых Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации3, обсуждался вопрос о привлечении к уголовной ответственности фельдшера отделения скорой медицинской помощи в связи с ненадлежащим оказанием первой медицинской помощи, неправильной оценкой состояния здоровья и отсутствием своевременной госпитализации, что, по мнению нижестоящих судов, повлекло за собой смерть пациента. Однако Верховный Суд РФ указал, что никаких доказательств того, что непроведение фельдшером «ряда манипуляций обусловило наступление неблагоприятного исхода в виде смерти потерпевшего, не установлено».

Учитывая данные уголовно-правовой статистики, в основном медицинских работников привлекают по трем статьям УК РФ: по части 2 статьи 109, части 2 статьи 118, статье 238 УК РФ. Между данными нормами уголовного законодательства возникает конкуренция, поскольку пункт в) части 2 статьи 238 УК РФ сконструирован как материальный состав (если деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека), так же как и часть 2 статьи 109 и часть 2 статьи 118 УК РФ.

Согласно проведенным исследованиям4, разграничение данных норм в правоприменительной практике происходит в основном по принципу платности оказания медицинских услуг (что является достаточно спорным критерием): при оказании бесплатных медицинских услуг работники сферы здравоохранения привлекаются к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью или смерти пациента по части 2 статьи 109 или по части 2 статьи 118 УК РФ; при оказании платных медицинских услуг – по статье 238 УК РФ5.

II. С учетом ряда громких уголовных дел последнего времени квалификация деяний медицинских работников со стороны правоохранительных органов возможна и по иным составам преступления, в частности, по статье 293 УК РФ – халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностям по должности.

Так, в 2016 году в отношении медицинского работника Областной клинической психиатрической больницы №14 врача-психиатра Ольги Андроновой было возбуждено уголовное дело: первоначально по части 2 статьи 128 УК РФ (незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь), а затем, после отмены приговора Кировского районного суда г. Астрахани и возвращения уголовного дела для дополнительного расследования, по части 1 статьи 293 УК РФ. Кировский районный суд города Астрахани 06 ноября 2019 года признал Ольгу Андронову виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 293 УК РФ, и назначил ей наказание в виде исправительных работ с лишением права заниматься профессиональной деятельностью в течение двух лет.

В октябре 2017 года в отношении психиатра той же Областной клинической психиатрической больницы № 14 Александра Шишлова было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 293 УК РФ в связи с тем, что, по версии следствия, врач-психиатр выступил в составе врачебной комиссии с инициативой об изменении принудительного лечения пациенту, который после освобождения совершил убийство ребенка. Кировский районный суд Астрахани 06 июня 2019 года приговорил врача-психиатра к двум годам лишения свободы в колонии-поселении. В настоящее время приговор обжалован в Астраханский областной суд.

Несмотря на то что возбуждение уголовных дел по вышеуказанному составу преступления, скорее, является исключением, тем не менее, полагаем, что в некоторых сферах медицинской деятельности (в частности, психиатрии) данные составы несут основной риск для медицинских работников при выполнении служебных обязанностей.

III. Следует также отметить, что в действующем уголовном законодательстве содержатся особые составы преступлений в сфере медицины и фармацевтики, часть которых (статьи 235.1, 238.1, 327.2) были включены в УК РФ Федеральным законом от 31.12.2014 г. № 532-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия обороту фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок», вступившим в силу 23 января 2015 года.

Их главной особенностью является отсутствие специального субъекта преступления – медицинского работника, поэтому данные составы преступлений не предполагают привлечение к уголовной ответственности медицинских и иных работников медицинской организации. Речь идет о следующих составах:
– статья 235 УК РФ – осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека (часть 1) или если это повлекло по неосторожности смерть человека (часть 2);
– статья 235.1 УК РФ – производство лекарственных средств или медицинских изделий без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна) (часть 1); те же деяния, совершенные организованной группой или в крупном размере (пункт а) и пункт б) части 2);
– статья 238.1 УК РФ – производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации недоброкачественных лекарственных средств или медицинских изделий, либо незаконные производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации в целях сбыта незарегистрированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, совершенные в крупном размере;
– статья 327.2 УК РФ – изготовление в целях использования или сбыта либо использование заведомо поддельных документов на лекарственные средства или медицинские изделия (регистрационного удостоверения, сертификата или декларации о соответствии, инструкции по применению лекарственного препарата или нормативной, технической и эксплуатационной документации производителя (изготовителя) медицинского изделия).

Остановимся более подробно на статье 235 УК РФ для подтверждения тезиса о том, что данные составы не предполагают уголовной ответственности медицинских работников.

Статья 235 УК РФ содержит два уголовно-правовых запрета: осуществление медицинской и фармацевтической деятельности без лицензии. Особенностью данной статьи является наличие материального состава преступления – лицо несет уголовную ответственность только при причинении вреда здоровью либо смерти человека. При этом также необходимо устанавливать причинно-следственную связь между деянием и названным последствием.

Субъектом преступления является руководитель медицинской организации, в обязанности которого входит получение всех необходимых лицензий, а также поддержание и соблюдение возложенных лицензионных требований. При этом работники организации не подлежат ответственности по ст. 235 УК РФ, даже если они состояли в трудовых или иных правоотношениях с работодателем и заведомо понимали незаконность осуществляемой ими деятельности6.

Данная статья является частным случаем незаконного предпринимательства (статья 171 УК РФ), разграничение между которыми проводится как по объекту посягательства, так и по характеру последствий. Как установлено в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве», если осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в статьи 235 УК РФ, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере, то действия лица следует квалифицировать по соответствующей части статьи 171 УК РФ.

Главной сложностью данной нормы является отсутствие конкретизированного описания последствий в диспозиции. Буквальное толкование нормы позволяет думать, что речь идет о любом виде причинения вреда здоровью – от легкого до тяжкого. Вместе с тем, исходя из системного толкования нормы, можно сделать вывод, что под «вредом здоровью» в статье 235 УК РФ нужно понимать только тяжкий вред здоровью, однако в любом случае законодателю следует это определить самостоятельно путем внесения изменений в статью 235 УК РФ7.

Рассмотрение других составов преступлений данной группы требует отдельного анализа. Тем не менее, исходя из анализа правоприменительной практики, за незаконное производство или обращение медицинских изделий, лекарственных средств или биологически активных добавок (статьи 235.1, 238.1 УК РФ), а также подделку документов либо упаковки на лекарственные средства или медицинские изделия (статья 327.2 УК РФ) привлекают руководителей организаций, а не медицинских и иных работников.

IV. В связи с обострением проблемы необоснованного возбуждения уголовных дел в отношении медицинских работников по статьям 109, 118 и 238 УК РФ Следственный комитет РФ выступил с инициативой дополнения УК РФ двумя новыми статьями, которые помогут минимизировать ошибки при привлечении медицинских работников к ответственности и исключить их привлечение по трем вышеуказанным статьям УК РФ, а именно8:
– 124.1 УК РФ – ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги) вследствие нарушения медицинским работником своих профессиональных обязанностей, которые стали причиной гибели плода человека и (или) причинения тяжкого вреда здоровью человека (часть 1); деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть человека (часть 2); деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они повлекли смерть двух и более лиц по неосторожности (часть 3);
– 124.2. УК РФ – внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение или сокрытие, уничтожение, подмена биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) другим медицинским работником, деяния которого повлекли причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода, либо смерть одного или более лиц (часть 1); то же деяние, совершенное должностным лицом либо лицом, осуществляющим управленческие функции в медицинской организации (часть 2).

Вместе с тем профессиональное сообщество не согласно с предложенными формулировками новых статей УК РФ, в частности, в связи с возможностью для широкой трактовки понятия «профессиональные обязанности», а также из-за включения в текст статей понятия «плод», поскольку это может привести к возбуждению новых уголовных дел в отношении медицинских работников, специализирующихся на акушерстве.

Законодателям и медицинскому сообществу предстоит найти решения, призванные нормализовать законодательную базу и обеспечить адекватную правовую защиту как пациентов, так и медиков.

Право человека на медицинскую помощь закреплено в Конституции РФ как прямо, так и опосредованно, в том числе путем придания юридической силы на территории России общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ.

Международно-правовые акты более широко трактуют право человека на охрану здоровья, чем положения Конституции РФ. Это означает, что Российское государство должно обеспечить более высокий уровень гарантий права каждого гражданина на качественную медицинскую помощь, чем тот, который существует в реальной жизни россиян. Следует констатировать, что многие права пациента при получении ими медицинской помощи грубо нарушаются.

Официальной статистики нарушений прав пациента, совершаемых медработниками, фактически не существует. Однако определенное представление о состоянии преступности в сфере медицины дают материалы СМИ и обращения граждан в правоохранительные органы, в то время как органы здравоохранения тщательно скрывают реальное положение дел. Российская медицина утратила свой авторитет в глазах граждан. Все это способствует криминализации рассматриваемой сферы и росту соответствующих преступных деяний.

Существуют субъективные и объективные причины столь критической ситуации с реализацией прав граждан на качественную медицинскую помощь. Поэтому необходимо тщательное изучение правовых проблем сферы здравоохранения, причин и условий, способствующих тому, что деятельность медицинских работников приводит к результатам, прямо противоположным задачам медицины.

Недостаточная эффективность уголовно-правовых норм, а также неудовлетворительная работа органов уголовной юстиции в значительной мере предопределили рост преступлений, совершаемых в сфере медицинской деятельности. Безусловно, указанные обстоятельства негативно отражаются на превентивной роли уголовного законодательства. Оно перестает выполнять задачу предупреждения новых преступлений.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, складывающиеся в области противодействия преступлениям в сфере здравоохранения.

Эмпирической основой работы послужили данные статистической отчетности Судебного департамента при Верховном Суде РФ, Главного информационного центра МВД России, Нижегородской областной прокуратуры. Изучена практика Верховного Суда РФ (РСФСР, СССР), проанализировано 87 материалов уголовных дел, а также материалов средств массовой информации. В основу работы положены результаты социологического опроса 549 граждан, в том числе 81 работника суда и правоохранительных органов и 162 медицинских работников.

Существуют также сложности в расследовании преступлений и формировании доказательственной базы: 85% работников суда и правоохранительных органов, столкнувшихся с правонарушениями в медицинской сфере, указывают на неполноту информации, дописки, подчистки и иные признаки фальсификации медицинской документации. Как отмечают работники суда и правоохранительных органов, 77% возбужденных в отношении медицинских работников уголовных дел прекращается на стадии досудебного разбирательства, в отношении еще 15% - выносятся оправдательные приговоры. Таким образом, только один из двенадцати медицинских работников (8,3%), в действиях которых усматриваются признаки преступления, реально подвергается уголовному преследованию. Еще больше правонарушений со стороны медицинских работников не влечет даже дисциплинарной ответственности. Этому во многом способствует высокий уровень корпоративности медицинских работников, в том числе судебных экспертов. Уровень профессиональной поддержки как препятствие к выявлению преступлений в сфере здравоохранения отмечали 83% респондентов.

По мнению опрошенных граждан, истинное число преступлений в сфере здравоохранения не будет известно никогда (47%), может стать известно при настойчивости и решительности правоохранительных органов (51%). Наиболее частое нарекание вызывало халатное отношение к своим обязанностям работников органов здравоохранения (36,6%), при этом служебная халатность повлекла причинение вреда здоровью у 24% респондентов. С точки зрения граждан, платная медицинская деятельность не гарантирует оказания качественной медицинской помощи (44%). Значительная часть граждан, сталкивалась с обманом в сфере предоставления медицинских услуг: в государственной медицине - 7% опрошенных, в частной медицинской практике - 49% респондентов.

В последнее время в отечественной и зарубежной литературе встречается понятие преступлений, совершаемых медицинскими работниками - "ятрогенные преступления". Ятрогенные преступления - это умышленные или неосторожные общественно опасные деяния медицинских работников, нарушающие основные принципы и условия оказания медицинской помощи, установленные Конституцией РФ и иными законодательными актами России, совершаемые при исполнении своих профессиональных или служебных обязанностей и ставящие под угрозу причинения вреда или причиняющие вред жизни и здоровью, и иным законным правам и интересам пациента.

На основании анализа Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан и других нормативных актов, регулирующих медицинскую деятельность, можно сделать вывод, что под медицинскими работниками понимаются лица, получившие высшее или среднее медицинское образование, студенты высших и средних медицинских учебных заведений, а также лица, не имеющие медицинского образования (народные целители) или имеющие незаконченное медицинское образование, допущенные к оказанию медицинской помощи или работе с пациентами.

Необходимо рассмотреть состав преступлений, совершаемых медицинскими работниками, в первую очередь, признаки деяний, обращая особое внимание на то, нарушение каких обязанностей, профессиональных или служебных, происходит в результате совершения рассматриваемых преступлений.

Анализ статьи 124 УК РФ позволил прийти к выводу, что неоказание помощи больному, при наличии угрозы его жизни или здоровью, должно быть уголовно наказуемым деянием, независимо от наступления последствий, так как отказ медработника без уважительных причин помочь больному противоречит самой сути этой профессии. Кроме того, необходимо сузить субъектный состав преступления, предусмотренного статьей 124 УК РФ, исключив иных лиц, обязанных оказывать помощь больному в соответствии с законом или специальным правилом, оставив в качестве субъекта только медицинских работников. В то же время, возникает необходимость расширения круга потерпевших, поскольку в понятие "больной" при буквальном толковании закона не включаются беременные женщины, новорожденные. Применимо к иным лицам, в чьи профессиональные обязанности входит оказание медицинской помощи, а также в отношении лиц из числа медицинского персонала, которые по работе не оказывают медицинскую помощь (лаборанты, санитарки и др.) предлагаем их бездействие в соответствующих случаях квалифицировать по статье 125 УК РФ "Оставление в опасности".

Профессиональные обязанности медработника в некоторых случаях тесным образом связаны со служебными функциями. До сих пор продолжаются дискуссии относительно того, является ли медицинский работник должностным лицом и, соответственно, может ли он быть субъектом должностных преступлений. Изучив различные точки зрения, мы приходим к выводу, что медицинские работники относятся к должностным лицам или к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, если: а) занимают руководящие должности, выполняя организационно-распорядительные функции (главный врач, его заместители, руководители структурных подразделений - заведующие отделами, отделениями, лабораториями), либо временно исполняющие эти обязанности (дежурный врач), либо по специальному полномочию (осуществляющие выдачу больничного листа, участвующие в составе различных комиссий); б) выполняют административно-хозяйственные функции (главная и старшая медсестра).

Анализ судебно-следственной практики применения статьи 293 УК РФ показал, что зачастую халатность связана с профессиональными, а не должностными обязанностями медицинского работника, однако достаточно трудно провести их разграничение. Учитывая специфику деятельности медицинских работников, а также тяжесть причиняемых в результате медицинской халатности последствий, предлагается ввести в Уголовный кодекс РФ норму "медицинская халатность".

Правоотношения в области медицины регулируются в основном ведомственными нормативными актами: приказами и инструкциями, издаваемыми для служебного пользования и малодоступными для населения, что снижает ответственность врача за исполнение профессионального долга и существенно усложняет правовую оценку совершаемых лицом нарушений законодательства о здравоохранении.

В качестве направлений по совершенствованию законодательства о преступлениях в сфере здравоохранения необходимо совершенствовать уголовное законодательство. Предлагается ввести отдельную главу 16.1 в УК РФ "Преступления в сфере здравоохранения". В указанную главу предлагается включить нормы о врачебной тайне; медицинской халатности; о незаконном искусственном оплодотворении; незаконном занятии народной медициной; незаконном медицинском экспериментировании; незаконном обороте органов и тканей человека; незаконном проведении медицинской стерилизации; незаконном использовании эмбриона в иных целях, кроме имплантации; незаконном получении вознаграждения медицинским работником. В главу 16.1 предлагается также отнести нормы: статьи 120 УК РФ (понуждение к изъятию органов и тканей человека), части 4 статьи 122 УК РФ (заражение лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей), статьей 123 (незаконное производство аборта), 124 УК РФ (неоказание помощи больному). Необходимо также в рассматриваемую главу переместить положения статьи 235 УК РФ, руководствуясь тем, что в результате действий, указанных в статье 235 УК РФ, вред причиняется конкретному лицу. Кроме того, в указанную главу должны войти нормы, предусматривающие ответственность фармацевтических работников, поскольку, согласно Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан и историческому опыту (Устав врачебный 1885 г.), деятельность медицинских и фармацевтических работников относится к сфере здравоохранения. Объединение указанных выше преступлений в одну главу обусловлено их общей направленностью против нормальной деятельности органов здравоохранения, а также тем, что в результате их совершения гражданин лишается возможности получения установленной статьей 41 Конституции РФ квалифицированной медицинской помощи.

Под профессиональными преступлениями медицинских работников понимаются такие, которые совершаются при осуществлении профессиональных функций с нарушением предписаний законодательства, современных требований медицинской науки и практики, положений медицинской этики и врачебной деонтологии.

Действующий УК РФ предусматривает уголовную ответственность медицинских работников за следующие виды профессиональных преступлений:

причинение смерти по неосторожности (ст. 109);

принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120);

заражение ВИЧ — инфекцией (ст. 122);

незаконное производство аборта (ст. 123);

неоказание помощи больному (ст. 124);

незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128);

торговля несовершеннолетними (ст. 152);

подмена ребенка (ст. 153);

разглашение тайны усыновления (ст. 155);

незаконное обращение с радиоактивными материалами (ст. 220);

незаконное изготовление, приобретение, хранение, пересылка, сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228);

хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229);

незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233);

незаконный оборот СДЯВ в целях сбыта (ст. 234);

незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235);

нарушение санитарно — эпидемиологических правил (ст. 236);

сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст. 237);

нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами (ст. 248).

К профессиональным преступлениям медицинских работников необходимо отнести и стерилизацию мужчин и женщин без медицинских показаний, которая рассматривается как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111). Недопустимые эксперименты на людях также следует отнести к профессиональным правонарушениям медицинских работников, так как в случае неблагоприятного исхода речь может пойти о причинении смерти по неосторожности (ст. 109) или умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 111, 112).

Вопрос 41

Должностные преступления в сфере здравоохранения

К ним относятся: получение взятки (ст. 290 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ), халатность (ст. 293 УК РФ).

Получение взятки (ст. 290 УК) - опасное преступление, подрывающее авторитет учреждений здравоохранения и порождающее представление о возможности достижения желаемого результата путем подкупа должностных лиц.

Взятка может быть получена в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц. Должностное лицо может лично или через посредников получить незаконное вознаграждение за выполнение или невыполнение в интересах дающего взятку какого-либо действия, которое оно должно совершить в силу своего служебного положения. Например, выдача врачом больничных листков трудоспособным гражданам, госпитализация главным врачом больницы вне очереди. В случае взяточничества речь идет именно о действиях, которые медицинский работник осуществляет в силу своего служебного положения, а не о действиях профессионального характера.

Размер вознаграждения, позволяющего вести речь об уголовной ответственности за получение взятки должен превышать 5 минимальных размеров оплаты труда.

Отягчающими обстоятельствами при получении взятки является получение взятки должностным лицом за незаконные действия (ч. 2 ст. 290 УК) и лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления. Особо отягчающими обстоятельствами являются: совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; неоднократность получения взятки; вымогательство при получении взятки; крупный размер взятки (ч. 3 ст. 290 УК). Крупным размером взятки признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 300 минимальных размеров оплаты труда.

Служебный подлог (ст. 292 УК) - это внесение заведомо ложных сведений в официальные письменные документы, искажающих подлинное содержание таких документов, а равно подделка официальных документов.

Халатность (ст. 293 УК) - невыполнение своих профессиональных, служебных обязанностей или выполнение их ненадлежащим, небрежным образом.

Вопрос 42.

Медицинское право — отрасль права Российской Федерации, занимающаяся регулированием отношений в сфере здравоохранения и медицинского страхования; иными словами — всеми отношениями, возникающими по поводу организации, оплаты и оказания медицинской помощи.

Главными участниками рассматриваемых правоотношений являются: пациент; медицинский персонал (в частности — лечащий врач); медицинское учреждение (ЛПУ, НИИ, медицинские институты и иные субъекты); страховая медицинская организация; страхователи (страхователь); государственные органы регулирования и управления в сфере здравоохранения (Министерство здравоохранения и социального развития РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования РФ, Фонд социального страхования РФ).

Кроме того, в медицинских правоотношениях возможно участие следующих субъектов: органы, выдающие медицинским учреждениям разрешение на занятие медицинской деятельностью (лицензии и сертификаты); медицинские ассоциации; контролирующие организации (профсоюзы, общества защиты прав потребителей, антимонопольный комитет и проч.), суды.

Источники медицинского права - это система определенных внешних форм, содержащих нормы, регулирующие общественные отношения по поводу охраны здоровья граждан.

Существуют традиционные и нетрадиционные источники права.

Под нетрадиционным источником права понимают систему нормативных предписаний, создаваемых, как правило, в процессе правоприменительной деятельности не уполномоченными на то органами, или хотя и уполномоченными органами, но при безусловном субсидиарном характере применения таких предписаний для урегулирования общественных отношений по сравнению с нормативно-правовыми актами, возникающими в практике правового регулирования без прямого государственного вмешательства, но при последующем государственном одобрении. При этом система нетрадиционных источников права выглядит следующим образом: правовой обычай; нормативный договор; нормативные акты общественных объединений; правовая доктрина; правоприменительная практика.

Основным и традиционным источником права вообще, и медицинского права, в частности, являются нормативные акты, среди которых ключевые позиции занимают законы как акты высшей юридической силы.

Возглавляет систему законодательства в этой сфере Конституция Российской Федерации 1993 г. Конституции РФ признается право каждого человека на охрану здоровья и медицинскую помощь в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека и Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах.

Центральный правовой акт в сфере здравоохранения, составляющий первый (после Конституции РФ) уровень медицинского законодательства – Основы законодательства об охране здоровья граждан, принятые в 1993 г., с последующими изменениями и дополнениями. В этом документе определены основные принципы охраны здоровья, основы организации и руководства здравоохранением, гарантии осуществления медико-социальной помощи, обязанности и права медицинских и фармацевтических работников, определены виды медицинских экспертиз, ответственность за причинение вреда здоровью.

Второй уровень законодательства об охране здоровья граждан - специальные федеральные законы, непосредственно регулирующие важнейшие направления в этой сфере. На данный момент федеральный срез собственно медицинского законодательства составляют около полутора десятков законодательных актов. Кодекс законов об охране здоровья включает в себя следующие блоки: надзорные законы; законы профилактической направленности; законы, определяющие права и ответственность медицинских работников; законы, регулирующие финансирование здравоохранения; законы, регулирующие отдельные виды медицинской деятельности.

Третий уровень законодательства в области охраны здоровья граждан образуют законы, принимаемые субъектами РФ. Конституция России предусмотрела право субъектов РФ осуществлять законодательную деятельность по предметам совместного ведения и вне предметов ведения РФ. В соответствии с п.«ж» ч.1 ст.72 Конституции лишь координация вопросов здравоохранения является предметом совместного ведения. А в исключительном ведении РФ находятся вопросы охраны здоровья граждан, которые связаны с производством и порядком использования наркотических средств и ядовитых веществ , а также установление основ федеральной политики и федеральные программы в области социального развития.

Работа над формированием законов об охране здоровья продолжается. В портфеле Комитета Государственной Думы по охране здоровья и спорту находится более 120 проектов федеральных законов, в том числе и законопроектов, прямо или косвенно регулирующих сферу оказания ПМСП.

Вопрос 43

Статья 72. Права медицинских работников и фармацевтических работников и меры их стимулирования

1. Медицинские работники и фармацевтические работники имеют право на основные гарантии, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, в том числе на:

1) создание руководителем медицинской организации соответствующих условий для выполнения работником своих трудовых обязанностей, включая обеспечение необходимым оборудованием, в порядке, определенном законодательством Российской Федерации;

2) профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации за счет средств работодателя в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации;

3) профессиональную переподготовку за счет средств работодателя или иных средств, предусмотренных на эти цели законодательством Российской Федерации, при невозможности выполнять трудовые обязанности по состоянию здоровья и при увольнении работников в связи с сокращением численности или штата, в связи с ликвидацией организации;

4) прохождение аттестации для получения квалификационной категории в порядке и в сроки, определяемые уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, а также на дифференциацию оплаты труда по результатам аттестации;

5) стимулирование труда в соответствии с уровнем квалификации, со спецификой и сложностью работы, с объемом и качеством труда, а также конкретными результатами деятельности;

6) создание профессиональных некоммерческих организаций;

7) страхование риска своей профессиональной ответственности.

2. Правительство Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе устанавливать дополнительные гарантии и меры социальной поддержки медицинским работникам и фармацевтическим работникам за счет соответственно бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетных ассигнований бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов.

Вопрос 44правовые основы медицинского страхования граждан

Медицинское страхование является формой социальной защиты интересов населения в охране здоровья.

Цель медицинского страхования - гарантировать гражданам при возникновении страхового случая получение медицинской помощи за счет накопленных средств и финансировать профилактические мероприятия.

Медицинское страхование осуществляется в двух видах: обязательном и добровольном. Обязательное медицинское страхование является составной частью государственного социального страхования и обеспечивает всем гражданам Российской Федерации равные возможности в получении медицинской и лекарственной помощи, предоставляемой за счет средств обязательного медицинского страхования в объеме и на условиях, соответствующих программам обязательного медицинского страхования.

Добровольное медицинское страхование осуществляется на основе программ добровольного медицинского страхования и обеспечивает гражданам получение дополнительных медицинских и иных услуг сверх установленных программами обязательного медицинского страхования.

Добровольное медицинское страхование может быть коллективным и индивидуальным.

Договор медицинского страхования должен содержать:

сроки действия договора;

размер, сроки и порядок внесения страховых взносов;

перечень медицинских услуг, соответствующих программам обязательного или добровольного медицинского страхования;

права, обязанности, ответственность сторон и иные не противоречащие законодательству Российской Федерации условия.

Граждане Российской Федерации имеют право на:

обязательное и добровольное медицинское страхование;

выбор медицинской страховой организации;

выбор медицинского учреждения и врача в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования;

получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации, в том числе за пределами постоянного места жительства;

получение медицинских услуг, соответствующих по объему и качеству условиям договора, независимо от размера фактически выплаченного страхового взноса;

предъявление иска страхователю, страховой медицинской организации, медицинскому учреждению, в том числе на материальное возмещение причиненного по их вине ущерба, независимо от того, предусмотрено это или нет в договоре медицинского страхования;

Страхователь имеет право на:

участие во всех видах медицинского страхования;

свободный выбор страховой организации;

осуществление контроля за выполнением условий договора медицинского страхования;

возвратность части страховых взносов от страховой медицинской организации при добровольном медицинском страховании в соответствии с условиями договора.

Предприятие-страхователь, кроме прав, перечисленных в части первой настоящей статьи, имеет право на:

привлечение средств из прибыли (доходов) предприятия на добровольное медицинское страхование своих работников.

заключать договор обязательного медицинского страхования со страховой медицинской организацией;

вносить страховые взносы в порядке, установленном настоящим Законом и договором медицинского страхования;

в пределах своей компетенции принимать меры по устранению неблагоприятных факторов воздействия на здоровье граждан;

предоставлять страховой медицинской организации информацию о показателях здоровья контингента, подлежащего страхованию;

зарегистрироваться в качестве страхователя в территориальном фонде обязательного медицинского страхования в порядке, установленном статьей 9.1 настоящего Закона.


Ятрогения – это медико-правовой термин, означающий деяние медицинского работника, повлекшее смерть или вред здоровью пациента. Ятрогения приобретает уголовно-правовое значение, т.е. влечет уголовную ответственность только в случаях виновного нарушения правил и (или) стандартов оказания медицинской помощи медицинскими работниками, вследствие которого наступают общественно опасные последствия (смерть, вред здоровью).

Указанное понятие широко используется в юридической практике, но до сих пор отсутствует в нормативных правовых актах.

Ятрогенный процесс или врачебный процесс – это само оказание медицинской помощи. Он делится на три стадии:

1) диагностирование – установление состояния здоровья пациента, определение его болезни или травмы;

2) лечение – воздействие на организм пациент с помощью медицинских мероприятий и средств;

3) преемственность – принятие решения о дальнейшем оказании пациенту необходимой медицинской помощи.

Следовательно, ятрогенный процесс начинается сразу после того, как пациент приходит к медицинскому работнику. Выражается это, например, в неправильной постановке диагноза, следовательно, в назначении неправильного лечения.


Ятрогенные преступления представляют собой умышленные или неосторожные общественно опасные деяния медицинских работников, нарушающие законные принципы и условия оказания медицинской помощи, совершенные при исполнении своих профессиональных или служебных обязанностей и ставящие под угрозу причинение вреда или причиняющие вред жизни и здоровью и иным законным правам и интересам пациентов.

Такие преступления, входя в систему преступлений в сфере здравоохранения, являются разновидностью преступлений против жизни и здоровья человека.

Ятрогенные преступления, обладая высокой степенью общественной опасности,
имеют относительную распространенность и типичность. Их неблагоприятная
динамика вызывает негативное отношение общества к системе здравоохранения, и фактически дискредитирует её. Гражданско-правовые и административные средства борьбы с ятрогенными правонарушениями не всегда эффективны.

Количество дел по таким составам преступлений неуклонно растёт. Если в 2012 году их было чуть более 2 тысяч по всей стране, то к 2019 году количество таких обращений выросло более чем в три раза и составило более 6 тысяч. По данным Следственного Комитета РФ, в 2012 г. по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, а в 2017 г. число обращений увеличилось до 6050, количество дел – до 1791, из них 175 были направлены в суды.


Критерии ятрогенного преступления, то есть признаки, совокупность которых позволяет говорить о наличии именно уголовно-правового состава соответствующего деяния, следующие:

  • наличие надлежащего субъекта уголовно наказуемого деяния, то есть лица, имеющего юридический статус медицинского работника;
  • связь деяния с профессиональной деятельностью субъекта, нарушением правил и (или) стандартов оказания медицинской помощи;
  • причинение смерти или вреда здоровью пациента либо создание угрозы наступления таких последствий.

Нарушение правил и (или) стандартов оказания медицинской помощи – это неисполнение (игнорирование) или ненадлежащее исполнение медицинским работником положений (требований), устанавливающих порядок медицинского вмешательства или комплекса медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику, лечение заболеваний, а также медицинскую реабилитацию.

Неисполнение (игнорирование) медицинским работником правил и (или) стандартов медицинского вмешательства выражается в совершении деяния вопреки установленному запрету либо в полном невыполнении профессиональных обязанностей, в результате чего наступают общественно опасные последствия (смерть или вред здоровью) или создается угроза их наступления.

Под ненадлежащим исполнением медицинским работником своих профессиональных обязанностей понимается действие (бездействие), полностью или частично не соответствующее правилам и (или) стандартам оказания медицинской помощи, обязательным для медицинских работников, в результате чего наступают общественно опасные последствия (смерть или вред здоровью) или создается угроза их наступления.

Квалификация преступлений

Как правило, в отношении медицинских работников при квалификации преступлений применяются:

  • ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности»;
  • ст. 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда по неосторожности»;
  • ст. 293 УК РФ «Халатность»;
  • ст. 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

В первых трёх статьях предусмотрен срок давности привлечения к уголовной ответственности: два года с момента совершения преступления. Зачастую этот срок истекает из-за назначения и длительного производства судебно-медицинских экспертиз. Поэтому следователи переквалифицируют действия врачей со статей 109 и 118 на ст. 238 УК РФ (без срока давности).

Поводами для возбуждения уголовных дел о ятрогенных преступлениях обычно служат заявления граждан о привлечении к уголовной ответственности медицинского работника за ненадлежащее оказание медицинской помощи, закончившейся неблагоприятным исходом (причинением пациенту вреда здоровью или смерти), материалы прокурорских проверок, проведенных по жалобам граждан на ненадлежащее оказание медицинской помощи или по запросу депутата, информация в СМИ, в том числе в электронном виде.

Уголовные дела о ятрогенных преступлениях возбуждаются по материалам, содержащим информацию о неадекватном оказании медицинской помощи с признаками небрежного или легкомысленного отношения медика к исполнению своих профессиональных обязанностей. Ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей означает действие либо бездействие, не соответствующее полностью или частично установленным правилам, предписаниям, требованиям, предъявляемым к медицинским работникам.

Факторы, влияющие на расследование ятрогенных преступлений и привлечение виновных к ответственности в судебном порядке

1. Отрицательное влияние на соблюдение сроков предварительного расследования оказывают сроки проведения судебных экспертиз. К моменту получения экспертных заключений сроки привлечения виновных к уголовной ответственности, как правило, истекают, так как ятрогенные преступления в большинстве своем являются преступлениями небольшой тяжести. Кроме того, нарушение сроков предварительного расследования вызывает поступление жалоб от заинтересованных лиц, что ещё больше усложняет расследование ятрогенных преступлений

2. Отсутствие нормативной и профессионально-методической базы, регулирующей этапы медицинской деятельности. Следователям, не обладающим специальными познаниями в области медицины, самостоятельно разобраться в сути механизма ятрогении фактически невозможно, так как объем решений, действий, медицинской документации, выбранных методик лечения и оказания медицинской помощи является значительным. Это обусловлено многообразием ситуаций, возникающих в процессе оказания медицинской помощи, и индивидуальных особенностей организма каждого пациента.

3. Специфика деятельности медицинских работников. Расследование ятрогенных преступлений связано с ненадлежащей деятельностью медицинских работников, которая считается основной причиной наступления негативных последствий для жизни и здоровья пациентов. При этом допущенные медицинскими работниками дефекты при диагностировании и лечении болезни в большинстве случаев открыто не проявляются. Сложность доказывания нарушений в действиях медицинского персонала обусловлена их корпоративной солидарностью, служебной зависимостью работников лечебного учреждения от своего руководства, а также отсутствием единых стандартов и методик оказания медицинской помощи.

4. Ненадлежащее выполнение экспертами своих обязанностей при формулировании выводов судебно-медицинской экспертизы. Эксперты зачастую указывают в своих заключениях на наличие дефектов и недостатков лечения и фактически не оценивают связь наступивших последствий с действием (бездействием) врача. При этом экспертные выводы состоят из большого количества специальных терминов, их отличает расплывчатость, отсутствие описания методик лечения и уклонение от констатации факта наличия или отсутствия причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи и наступившими негативными последствиями.

Анализ проблем выявления, расследования и квалификации ятрогенных преступлений показывает, что процессуальные и уголовно-правовые решения зачастую принимаются на основе тенденционных выводов медицинских экспертов. Необоснованные выводы комиссионных судебно-медицинских экспертиз препятствуют установлению причинно-следственной связи между деянием медицинского работника и наступившим неблагоприятным исходом оказания медицинской помощи.

В 2020 году Управления Следственного Комитета РФ в субъектах федерации приступили к формированию спецподразделений по расследованию ятрогенных преступлений. Под эти цели создаются отделы регионального управления комитета по расследованию особо важных дел. Остаётся надеяться, что специально созданным подразделениям будет под силу преодолеть проблемы расследования ятрогенных преступлений, где действительно речь идёт о преступном деянии, поскольку жизнь и здоровье граждан является высшей ценностью в современном демократическом государстве.

Материал подготовлен сотрудниками Институт судебных экспертиз и криминалистики

Справочная информация:
Термин - Ятрогенные преступления (ссылка)
Статья - Что такое ятрогенное престпуление (ссылка)
Ошика, которая может стать фатальной (ссылка)
Судебно-медицинская экспертиза - важнейший инструмент доказывания в уголовном процессе (Глава СКР Александр Бастрыкин ответил на вопросы)
Адвокатам рассказали о судмедэкпсертизе (выступления профессора Ивана Буромского)
Медэкспертиза от СКР: хорошо это или плохо? (Легализовать проведение медицинских экспертиз в СКР)
«Только профессионалы могут определить, была ли в действиях врача небрежность» - (мнение врача-кардиолога Алексея Эрлиха), ссылка тут
Две статьи в УК РФ за некачественную медпомощь

Печерей Иван

В профессиональной медицинской среде сложилась неблагоприятная ситуация, связанная с участившимися случаями уголовного преследования медицинских работников. Так, по данным СК РФ, в 2012 г. по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, а в 2017 г. число обращений увеличилось до 6050, количество дел – до 1791, из них 175 были направлены в суды.

Как правило, в отношении медработников при квалификации преступлений применялись ст. 109 и 118 УК РФ, а именно – ч. 2, предусматривающая уголовную ответственность за преступления, совершенные вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Кроме того, применялась ст. 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности», причем в большинстве случаев преступления, совершенные медиками, переквалифицировались на ст. 238 УК РФ с 118 и со 109 соответственно (как в случае с Еленой Мисюриной). Это зачастую было связано с тем, что по ст. 109 и 118 УК РФ, как по менее тяжким, истекал срок привлечения к уголовной ответственности при длительном проведении следствия, что, в свою очередь, было обусловлено назначением и длительным производством судебно-медицинских экспертиз, и чтобы все-таки привлечь медработников к уголовной ответственности, следователи переквалифицировали их действия по ст. 238 УК РФ.

Сразу возникает логичный вопрос – почему правоохранительные органы видят во враче преступника, раз так пристально расследуют подобные дела, зачастую неправильно квалифицируя их (так, в настоящее время вопрос о возможности применения к медицинским работникам ст. 238 УК РФ носит дискуссионный характер, и правоприменительная практика также не имеет единообразия по данному вопросу)?

То есть изначально врач и его деятельность рассматривается как преступная, хотя во всем мире совершенно иной подход к правовому регулированию медицинской деятельности. Так, например, в Германии уголовная ответственность для медицинских работников может наступить исключительно в тех случаях, когда они умышленно нарушают определенные правила, в соответствии с которыми оказывается медицинская помощь, при этом факт умысла подлежит доказыванию, и его не всегда просто бывает доказать. В свою очередь, в случае совершения профессиональных ошибок врач может быть отстранен от ведения врачебной практики, что на самом деле будет являться для него более тяжким наказанием, нежели привлечение к уголовной ответственности.

На мой взгляд, такой подход обусловлен несколькими моментами. Во-первых, зачастую пациенты и их родственники проявляют чрезмерную активность, направляя многократные обращения во всевозможные инстанции, призывая привлечь виновного, по их мнению, медработника к уголовной ответственности, что заставляет следователей вновь и вновь рассматривать обстоятельства, приведшие к наступлению тех или иных негативных последствий в результате действий медиков. Во-вторых, в настоящее время у нас при дискуссионном вопросе об обязательности применения стандартов медицинской помощи при оценке медицинской деятельности (так, например, мне известны случаи, когда при проведении судебно-медицинских экспертиз стандарты медицинской помощи специально не принимались во внимание судмедэкспертами как не подлежащие применению ввиду их медико-экономического значения), фактически отсутствуют юридически установленные критерии оценки характера медицинской помощи – то есть эталоны, по которым должна оцениваться правильность или неправильность действий врача, что приводит к тому, что в основе экспертных заключений лежат оценочные суждения того или иного эксперта, которые могут разительно отличаться от суждений других экспертов. Тем самым нарушается принц объективности при проведении расследований преступлений медработников. В-третьих, сама по себе медицинская деятельность, будучи направленной на сохранение жизни и здоровья людей, осуществляется такими же людьми, которые тоже могут ошибаться, вот только ценой их ошибки по сравнению с другими профессиями являются жизнь и здоровье человека, что, безусловно, привлекает пристальное внимание к причинам таких ошибок.

Чтобы нивелировать указанные моменты, на мой взгляд, необходимо принять ряд ключевых решений на законодательном уровне.

Во-первых, установить особый порядок рассмотрения повторных заявлений со стороны заинтересованных лиц в случае, если уголовное дело в отношении медработников было прекращено. В данном порядке следует указать, какие именно этапы рассмотрения уголовного дела по «медицинским» правонарушениям возможны, а также порядок обжалования действий должностных лиц, по аналогии с регламентами, которые в настоящее время разработаны для контролирующих органов (например, для Росздравнадзора, Роспотребнадзора).

Во-вторых, ввести критерии, по которым будет оцениваться характер оказания медицинской помощи, обязательные к применению судебно-медицинскими экспертами при проведении экспертиз. Так, в настоящее время в Госдуме рассматривается законопроект № 449180-7 о применении клинических рекомендаций при оказании медицинской помощи, которые могут послужить эталоном, в соответствии с которым и будет исследоваться характер оказанной медицинской помощи в каждом конкретном случае. Тем самым удастся избежать той порочной практики, которая имеет место в настоящее время, когда в основу обвинительного заключения ложатся оценочные суждения экспертов, редко подкрепленные нормативно-правовой базой.

В-третьих, закрепить понятие «врачебная ошибка». Так, рассуждать о врачебной ошибке в юридической плоскости, на мой взгляд, можно исключительно в случае наличия соответствующей юридической дефиниции. При этом стоит отметить, что зачастую под ней понимаются те осложнения при оказании медицинской помощи, которые описаны в специальной литературе и имеют место в общемировой врачебной практике, и как следствие, практически нигде не подлежат уголовному преследованию.

Все это, безусловно требует надлежащего исследования в каждом случае. Тем не менее, на мой взгляд, врачебные преступления с неосторожной формой вины должны быть декриминализованы, поскольку причиной их совершения является не желание причинить пациенту негативные последствия, а неосторожность, выражающаяся как правило в совершении обоснованных клинически манипуляциях, при которых возможны осложнения. В настоящее время складывается ситуация, когда медицинские работники не хотят выполнять манипуляции, которые могут привести к осложнениям, фактически не желая рисковать, опасаясь последующих неприятностей в виде привлечения к уголовной ответственности, что зачастую не идет на пользу пациенту. А ведь в УК РФ существует специальная ст. 28, согласно которой деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть, что зачастую и случается при совершении врачебных ошибок.

В-четвертых, разработать и утвердить методику расследования преступлений, совершенных врачами, которая будет обязательна для всех сотрудников правоохранительных органов, принимающих участие в подобных расследованиях.

Наконец, оставить действующее уголовное законодательство в существующем виде, то есть не выделяя специального состава преступления для медработников, но при этом дать соответствующие разъяснения о том, по каким именно статьям следует квалифицировать правонарушения, совершенные медиками, исключив при этом ст. 238 УК РФ как не подходящую для квалификации в данном случае по ряду объективных причин (отсутствие умысла при совершении противоправного деяния, отсутствие установленных требований к безопасности медицинской услуги и т.п), а также декриминализировать правонарушения медработников с неосторожной формой вины.

Читайте также: